Личный кабинет MY FESCO
Авторизация
Неверно заполнен логин
Пожалуйста, укажите свой логин
Неверный пароль
Введите пароль
Меню
Меню
Публикации за период
.
СМИ о компании

Юнги Приморья в годы войны: американские консервы, боевые вахты и слезы усталости

7 Мая 2015
Военное детство приморских детей на флоте - в материале РИА PrimaMedia

Торговый флот Дальнего Востока в долгие годы войны работал, доставляя грузы, поступающие по ленд-лизу. Юнги огненных рейсов, будучи по сути детьми, вставали рядом со взрослыми, ковали победу над врагом. «Все для фронта, все для победы!» — вот девиз военных лет, который проник во все сферы жизни советских людей. РИА PrimaMedia подготовило материал о подростках, чье детство прошло на военных и торговых судах.

Торговый флот становится военным

В первое полугодие Великой Отечественной войны транспортный флот СССР понес большие потери в судах и личном составе команд. Возникла острая проблема кадров также и из-за значительного пополнения пароходства судами за счет переданных из других бассейнов страны и портов Мурманск и Архангельск и приобретенных по ленд-лизу в США. Кроме того, к этому времени произошла мобилизация моряков торгового флота на фронт и военные корабли Тихоокеанского флота. Не хватало для работы на судах кочегаров, машинистов, матросов и людей других морских специальностей.

16 октября 1942 года нарком Морского флота СССР разрешил создать, по примеру Северного военного флота, институт юнг и после ускоренного обучения юношей-добровольцев возрасте 12–15 лет направлять их на действующие транспортные суда. Центром подготовки стал Владивосток, где Дальневосточное морское пароходство (ДВМП) открыло краткосрочную школу юнг.

Дети, ребята от 11–17 лет, а то и младше, шли в военкоматы, комитеты комсомола, политуправления Красной Армии и флота с просьбой взять их на корабли и в части хотя бы юнгами и сынами полков. Отдел кадров Госморпароходства на улице Пекинской, 10 был буквально завален заявлениями подростков. Здесь с 15 декабря 1942 года сектор юнг начал принимать юных ребят. Подростков брали, зачисляли на штатные должности, ставили на довольствие. Среди детей было много обездоленных, потерявших отца, а то и обоих родителей. На службе они приобретали «плавучий» кров и спасались от голода. Зачастую еда на судах была американская, но тушенку США производили по советским технологиям.

Отметим, что на военный флот юнги принимались с 15 лет и проходили подготовку в Учебном отряде Северного военно-морского флота на Соловецких островах. Численность набора была до 1,5 тысячи человек. На суда торгового флота принимались подростки как женского, так и мужского пола с 12 лет. Почти все они предварительно проходили двухмесячное обучение в мореходных школах городов Владивостока, Находки, поселка Раздольное, железнодорожной станции Океанская и на судах ДВ пароходства. В приказе указана численность принятых — до 3 тысяч подростков со всего СССР. Отбор производился «из числа физически здоровой молодежи в возрасте до 17 лет». Более 500 юношей и девушек из городов и поселков Приморского края было направлено на работу в Дальневосточное морское пароходство, во Владивостокский торговый и рыбный порты и на суда рыбной промышленности.

Прибыв на суда после кратковременного обучения, они быстро осваивались в необычных для них морских условиях. Многие из них становились специалистами, заменяя ушедших на фронт кадровых моряков. Нелегкая флотская жизнь, жесткая дисциплина и напряженная повседневная работа и учеба превращали вчерашних мальчишек в стойких моряков-воинов. Подростки самостоятельно несли кочегарские вахты у топок котлов и матросские у руля, находились в составе боевых артиллерийских расчетов, были сигнальщиками, работали на камбузе, помогали коку, одним словом, были везде, где была необходимость.

«На каждом судне было от пяти до десяти юнг, что составляло 10–20% от всего экипажа», — рассказывает в своей книге «Юнги огненных лет о ленд-лизе» Б. Ф. Максяткин.

Мы мальчишками и девчонками добровольно ушли по зову своего детского сердца на флот, чтобы заменить своих отцов, матерей, сестер и братьев, ушедших сражаться на поля огромного фронта с фашистскими захватчиками… С приходом на палубы и в машины судов наше детство закончилось, несмотря на то, что нам было по 12–14 лет, — из обращения юнг, участников огненных рейсов 1924–1945 годов, к пионерам и школьникам, комсомольцам и молодежи СССР, 1985 год.

В те грозные годы 25 судов Дальневосточного пароходства, а с ними более 400 моряков, в том числе 59 юнг, погибли от минных взрывов, в неравных схватках с военными кораблями, самолетами и подводными лодками противника.

После окончания войны выжившие юнги вернулись в мирную жизнь. Многие пошли учиться в мореходные училища, где приобрели морские специальности — штурманов, механиков, связистов.

Накоплено немало воспоминаний юнг-ветеранов и их родственников.

Юрий Леонидович Савин, родился во Владивостоке в 1930 году. В 1938 году он поступил в 1 класс школы № 33, а уже в 1942, только закончив 4 класса, поступил на пароход «Сталинград» учеником палубника. 25 марта 1943 года погиб при шторме, ему было тогда всего лишь 12 с половиной лет.

Записки 17-летнего кочегара парохода «Красный Октябрь» ДВМП (1942 год) Виктора Васильевича Ситникова.

Уголь тогда был тяжелым, низкосортным, с большим содержанием породы и мы вынуждены были топить всю вахту. Теперь стыдно признаться, но я иногда плакал где-нибудь в углу, забившись за трубу, от страшной физической усталости, но вида потом все-таки не подавал. На пароходе я был самым молодым и самым глупым, поэтому у меня среди моряков было прозвище «сынок». Ведь мне не было еще 18 лет. Но этот «сынок» вместе с физически крепкими моряками переносил все тягости нашей морской и военной жизни.

Строки из воспоминания Владимира Петренко о своем брате, 16-летнем кочегаре парохода «Белоруссия» Анатолии Петренко.

Анатолий родился во Владивостоке на Эгершельде в 1927 году в семье моряка Кузьмы Ивановича Петренко. Толя рос бойким, смышленым ребенком. Все свободное время мы с братом проводили на море, часто ловили рыбу. В ноябре 1943 года Анатолий, после окончания 7 классов, устроился на работу кочегаром на п/х «Белоруссия», который ушел в рейс в США за грузами так необходимыми фронтовикам и труженикам тыла. Почти год они простояли в США на ремонте, затем, загрузившись, пошли на Владивосток. Где-то в районе острова Сахалин «Белоруссия» была торпедирована подлодкой и погрузилась в пучину океана. По словам выжившего кочегара Я. П. Почернина, Толя успел погрузиться в шлюпку, но был легко одет и в ботинках на босу ногу, что предрешило его судьбу — он замерз насмерть. Ему в то время еще не исполнилось и 17-ти лет.

В марте 1944 года пароход «Белоруссия» под командованием капитана К. Г. Кондратьева следовал с грузами из США во Владивосток. В районе острова Итуруп (Курильские острова) был торпедирован и потоплен японской подводной лодкой. В живых чудом остались два члена экипажа: кочегары И. П. Петровичей и Я. П. Почернин. 41 человек погиб.

О том, как быстро, поминутно происходили события в море, освещенном залпами торпед, свидетельствуют судовые журналы.

Для развития перевозок во время войны США передали нам 120 судов, в том числе 30 новых 10-тысячников типа «Либерти», четыре крупных танкера. Остальные суда были старыми, малотоннажными. Суда загружались обычно с превышением на 10% грузоподъемности.

«Институт юнг в основном решал кадровый вопрос плавсостава. На 300 судах, занятых ленд-лизовскими перевозками, было более 2 тысяч юнг, подавляющее большинство которых трудилось на 175 судах ДВМП», — отметил Борис Максяткин в своей статье в журнале «Морской флот». — «В юнговском движение военного периода главное в том, что дети не голодали, не беспризорничали, воспитывались в духе патриотизма».

В память об огненных рейсах во Владивостоке воздвигли монумент в ноябре 1967 года. У самой кромки берега бухты Золотой Рог на площадке, выложенной бетонными плитами, на шестиметровом постаменте из серого полированного гранита, напоминающем орудийную корабельную башню, возвышается скульптурная группа. Три моряка — капитан, командующий боем, раненый и матрос с кормовым флагом, символом чести корабля, — олицетворяют героические экипажи погибших, но не сдавшихся врагу кораблей торгового флота. На бронзовых досках вычеканены силуэты 24 кораблей, навечно выбиты в бронзе имена их экипажей. Героическая гибель пароходов «Перекоп», «Ашхабад», «Колхозник», «Белоруссия» и других вошла в историю Дальневосточного флота.

Справка: Ленд-лиз (Land- давать взаймы, Lease- сдавать в аренду) — это система материальной поддержки союзников США по созданной и действующей антигитлеровской коалиции в годы Второй мировой войны. Закон о ленд-лизе — безвалютный взаимный обмен товарами и услугами с окончательным расчетом после войны с рассрочкой на много лет — был принят конгрессом США 11 марта 1941 года, то есть еще до нападения Германии на СССР. Соглашение между правительством СССР и США подписано в Вашингтоне 11 июля 1942 года. Оно закрепило условия ленд-лиза за всеми поставками в СССР, начиная с 1 октября 1941 года.

С 22 июня 1941 года по 20 сентября 1945 года грузопоток военного назначения распределялся по основным маршрутам: Север СССР — 3,9 млн, Персидский залив — 4,1 млн, Черное море — 681 тысяча, Дальний Восток — 8,2 млн, Арктика — 452 тысячи длинных тонн (одна длинная тонна составляет 1016 кг).

По данным книги Бориса Максяткина «Юнги огненных рейсов о ленд-лизе», объем поставок по ленд-лизу в период с 11 марта 1941 года по 1 августа 1945 года составил 11,3 млрд долларов. За годы войны СССР получил из США почти 15 тысяч самолетов, свыше 16 тысяч единиц бронетехники, более 8 тысяч зенитных орудий, около 132 тысяч пулеметов.

Оригинал статьи на сайте PrimaMedia

Вернуться к списку публикаций